300x242 - ШАМАНЫ ГОВОРЯЩИЕ С ДУХАМИ 

 

Шаманизм не менее 10 тысяч лет известен практически у всех народов. Жив он и сегодня. И не просто жив, но даже развивается.

 

В одном сибирском музее можно увидеть, как местный этнограф берет шаманский бубен и в шутку начинает бить в него. Вдруг приходит ощущение некоего присутствия — злого и сильного. Он отложил инструмент:  «Нельзя будить духов…».

Шаманизм часто неверно считают религией, на самом деле это духовная практика и образ жизни. Его основа — убеждение, что отдельные люди могут изменять сознание, чтобы общаться с духами, пробуждая их служить своим целям. Человек и дух вступают в союз, часто брачный. Казалось бы, та же магия, но между ними большая разница. Колдовство — попытка воздействовать на реальность волей мага, а шаман делает это силой природы.

Более известен шаманизм Сибири, даже само это слово, вероятно, происходит от тунгусского «саман» — знающий. Но он распространен также на Дальнем Востоке, в Центральной Азии, обеих Америках, Африке, Океании, Австралии и в Северной Европе — у лопарей. Союзником духов в разных традициях становятся по разному. Так, если у сибирских народов избирают человека, а тот часто сопротивляется, то у индейцев большинство шаманов сами добиваются этого строгой аскезой. Такое состояние называется шаманской болезнью.

Человек видит знак и впадает в депрессию, переходящую в безумие. Он уходит в лес или тундру, голодает, иногда истязает себя, впадает в транс. На лбу у него выступает кровавый пот. Его терзают страшные видения: с ним говорят духи в образе людей, животных, предметов и совсем уж странных существ. Многим кажется, что духи разрубают его на части и собирают вновь. А у австралийских аборигенов роль магических «хирургов» исполняют соплеменники будущего шамана. Иногда при этом их символически «убивают», а потом «воскрешают» — уже шаманом.

«Шаманскую болезнь» отличают от психической, однако часто шаманы производят впечатление не совсем адекватных людей. «Многие были почти истеричны, а некоторые буквально полусумасшедшие», — писал ученый-этнограф Владимир Богораз. Они склонны к нервным срывам, наркомании, суицидам и сексуальным девиациям. Последнее характерно, например, для сибирских и американских этносов. Трансвеститы, называемые у чукчей «мягкие люди», а у индейцев «люди с двумя душами», считались связанными с потусторонними силами.

Как правило, шаманами становятся мужчины, но, случается, и женщины. В Древней Японии, к примеру, была правительница-шаман Хамико. Некоторые народы считают мужчин-шаманов светлыми, а женщин — темными. Впрочем, обычно «злых» и «добрых» шаманов различают не по гендерному принципу, да и не всегда это делают. В экстазе шаман странствует по всем трем мирам — небесному, человеческому и нижнему, используя силу любых духов, с ее помощью он и лечит, и убивает.

«Работа» шаманов производит потрясающее впечатление даже на ученных. Тот же Богораз писал, что многого объяснить не может. Например, чревовещания, когда отовсюду слышатся «голоса духов». С другой стороны, часто шаманы признавались ему: «В нашем ремесле очень много лжи». «Чудесные» излечения или смерти, например, от австралийской «убивающей кости», поражающей приговоренного человека бесконтактно, можно объяснить внушением.

В новое время шаманизмом стали интересоваться эзотерики. Особенно он вошел в моду на волне популярности книг Карлоса Кастанеды. Однако традиционные шаманы нередко относятся  к «новым» с презрением. Индейцы называют таких «шэйменами» — от слова стыд.