Атеизм и вера

ВЕСИТ … ДУША 90x90 - СКОЛЬКО ВЕСИТ …  ДУША

СКОЛЬКО ВЕСИТ … ДУША

facebook - СКОЛЬКО ВЕСИТ …  ДУШАtwitter - СКОЛЬКО ВЕСИТ …  ДУШАgoogle - СКОЛЬКО ВЕСИТ …  ДУШАpinterest - СКОЛЬКО ВЕСИТ …  ДУШАВЕСИТ … ДУША 300x179 - СКОЛЬКО ВЕСИТ …  ДУША

Имеет ли душа вес? Разумеется, нет! — скажут многие. — Она же бесплотная.

Ну и что? Воздух тоже бесплотен, однако совершенно точно доказано, что он имеет определенный вес. Так почему же не иметь его душе? Ученые уже не раз задавались этим вопросом и делали эксперименты.

В одной из лабораторий США было проведено важное исследование. Умирающих взвешивали на специальных весах, в которых были учтены все возможные физические изменения веса тела. И что же обнаружили ученые? Мертвые тела становились легче, причем разница в весе могла колебаться от нескольких граммов до нескольких десятков граммов.

А совсем недавно в одном медицинском центре в Швейцарии исследователями вновь был проведен эксперимент по взвешиванию души. Испытуемые ложились на сверхчувствительные кровати-весы и постепенно засыпали. В момент, когда человек пересекал грани яви и сна, его тело становилось легче на 4-6 грамма. Создавалось впечатление, что душа покинула тело на время и отправилась странствовать. В момент пробуждения наблюдалось пропорциональное увеличение веса подопытных.

90x90 - ВЕРА И ЗНАНИЕ: ЧТО НАМ ВАЖНЕЕ?

ВЕРА И ЗНАНИЕ: ЧТО НАМ ВАЖНЕЕ?

 facebook - ВЕРА И ЗНАНИЕ: ЧТО НАМ ВАЖНЕЕ?twitter - ВЕРА И ЗНАНИЕ: ЧТО НАМ ВАЖНЕЕ?google - ВЕРА И ЗНАНИЕ: ЧТО НАМ ВАЖНЕЕ?pinterest - ВЕРА И ЗНАНИЕ: ЧТО НАМ ВАЖНЕЕ?%d0%b2%d0%b5%d1%80%d0%b0

 

Еще каких-то 30 лет назад любой советский человек твердо знал, что учение Маркса всесильно, потому что оно верно. Сейчас же данного утверждения оспаривается на каждом шагу. Но настоящие марксисты остаются непоколебимы, из-за чего марксизм на Западе часто называют верой. И так почти в любой сфере человеческой деятельности: науке, искусстве, религии, быту, политике, экономике …

Вера и знание тесно переплетаются друг с другом в вечной, ни на секунду не прекращающейся борьбе.

Разберемся с терминами

Чтобы не путаться в рассуждениях и выводах, следует для начала уяснить, о чем, собственно, пойдет речь. Известный британский философ и математик, убежденный атеист Бертран Рассел говорил, что вера — это чье-либо твердое убеждение при отсутствии доказательств. И был прав. Понятие веры относится в первую очередь к эмоциональной сфере человека, его чувствам. Хотя тот, кто верит во что-либо, часто ищет (и находит) доказательства своей веры. То есть действует как человек, ищущий не веры, но значения. Но и последнему никуда не деться без веры. Принимаем же мы на веру теорию относительности Эйнштейна или принцип корпускулярно-волнового дуализма! Хотя лично никогда не наблюдали замедления времени при увеличении скорости и в глаза не видели фотона, который одновременно является частицей и волной. То же самое относится к вере как религиозному явлению. Атеисты думают, что христиане верят в воскрешение Христа без всяких доказательств. Но любой христианин скажет вам, что таковым доказательством является свидетельство евангелистов. Рассматривают же историки свидетельства летописцев в качестве неопровержимых доказательств того или иного исторического события. И неважно, что с научной точки зрения воскрешение невозможно. Когда-то наука твердо знала, что Земля находится в центре Вселенной, а камни не могут падать с неба. И что оказалось?

Но мы отвлеклись. Знание, как и вера, тоже бывает разным. Научное, ненаучное, религиозное, обыденно-практическое, интуитивное … Понятийные трудности как раз и возникают тогда, когда путают формы знаний. К примеру, религиозное с обыденно-практическим или научное с ненаучном (эзотеризм). В любом случае знание — это или образ реальности, который мы понимаем и представляем, или неоднократно подтвержденная информация, с помощью которой можно решить ту или иную задачу.

 

Сын ошибок трудных

В вопросах знания и веры не обойтись без опыта.

Ребенок лижет металлическую блестящую дверную ручку на морозе с твердой верой, что это сладкий леденец. Немедленно получает опыт приоритета знания над верой, но по-прежнему в глубине души верит, что в следующий раз все будет иначе. Взрослый человек, атеист, взывает в трудную минуту: «Господи, помоги!». Допустим, помощь приходит, утверждая, казалось бы, главенство веры. Но атеист чаще всего не становится верующим, он совершенно точно знает, что Бога все равно нет …  Сколько раз нужно лизнуть дверную ручку на морозе и получить помощь от Бога, чтобы в первом случае убедиться в главенстве знания над верой, а во втором наоборот? Для всех по-разному. Кому-то хватает и одного случая, а кто-то всю жизнь остается в заблуждении. И это касается всей нашей жизни, которая по сути представляет собой нескончаемую череду опытов, с помощью которых мы получаем то или иное знание или веру. Или не получаем, поскольку наступать на грабли — любимое занятие человечества от века.

 

Беседа с мудрецами

Над главенством веры или знания задумывались лучшие умы. По сути любой из выдающихся философов, писателей или богословов, кто размышлял на данную тему, сходились в одном: основной стимул человеческой жизни — стремление к счастью. Но что это такое и как его достичь? Тут мнения расходились. И часто радикально. К примеру, знаменитый богослов и философ, служитель западнохристианской церкви Аврелий Августин, известный более под именем Блаженного Августина, провозгласил свое знаменитое «Верую, чтобы понимать» и постулировал превосходство веры над научным знанием по одной простой причине. Счастье человека, по его мнению, состоит исключительно в познании Бога, каковое никоим образом не может быть получено научным путем (что справедливо), а лишь путем веры. Но нашлись и те, кто не согласился с данным тезисом. «Понимаю, чтобы веровать!» — воскликнул Пьер Абеляр, знаменитый французский философ, теолог и поэт. И завоевал себе не меньше сторонников. Были и другие. Эммануил Кант. Который безоговорочно верил в Бога, но не мог согласиться с недостатками обыденного религиозного сознания, вплотную подошел к выводу, что религиозная вера, присущая среднему обывателю (т.е. большинству верующих), является по сути не более чем надеждой, утешением и имеет мало общего с верой истиной и глубокой. Что же касается разума, то в предисловии ко второму изданию своей знаменитой работы «Критика чистого разума» великий философ написал: «Итак, я должен был отодвинуть и сначала приподнять разум, чтобы освободить место, принадлежащее вере». Тем самым давая понять, что смешивать разум (знание) и веру (в данном случае религиозную) — занятие бесполезное.

Еще более категоричен в данном вопросе был русский философ Владимир Соловьев. По его мнению, борьба за главенство между верой и знанием невозможна в принципе, так как эти понятия несоизмеримы. Основываясь на сегодняшних реалиях, это все равно что спорить, кто лучше играет: Большой театр или «Спартак», не уточняя при этом смысла понятия «игра». Но и это еще не все. К примеру, многие мыслители-позитивисты и неопозитивисты и вовсе отрицали пользу веры и даже классической философии в деле достижения счастья человеческого, полагаясь лишь на строгое научное знание. А вот экзистенциалисты и приверженцы феноменологии (наука об опыте сознания), наоборот, утверждали и продолжают утверждать, что понять что-либо по-настоящему без веры невозможно. И эти споры не утихают.

 

«От ситуации зависит»

Под конец хочется привести эпизод из советского фильма 1969 года режиссера Резо Чхеидзе «Ну и молодежь!». Юные герои, которые еще не знают, что завтра начнется война и все они, кроме одного, погибнут, защищая Родину, лежат на тбилисской крыше под летним солнцем. «Как думаете, — спрашивает кто-то. — Один паровоз сильнее или два?» — «От ситуации зависит», — отвечает самый умный. Тогда встает самый здоровый, берет умного за грудки и с угрозой произносит: «А я говорю, что два паровоза всегда сильнее, чем один. Ну так как? Один паровоз сильнее или два?» — «Два», — покорно отвечает умный. Затем спускается с крыши, отходит подальше и кричит: «Эй, а все-таки бывают случаи, когда один паровоз сильнее двух!». Здоровый в ярости вскакивает на ноги и бежит за умным. Умный убегает. Из одного этого эпизода можно сделать несколько полезных выводов. Во-первых, в споре не всегда рождается истина. Во-вторых, тот, кто по-настоящему уверен в своей правоте, должен уметь ее отстаивать. И наконец, действительно, от ситуации зависит не только что сильнее — один паровоз или два, но и что человеку важнее — вера или знание. В какой-то момент не обойтись без первого, в иной — без второго. А бывает и так, что потребуется все разом. И это правильно.

Вверх