facebook - ТАЙНЫ ЛЕГЕНДАРНЫХ КЛАДОВ РОССИИtwitter - ТАЙНЫ ЛЕГЕНДАРНЫХ КЛАДОВ РОССИИgoogle - ТАЙНЫ ЛЕГЕНДАРНЫХ КЛАДОВ РОССИИpinterest - ТАЙНЫ ЛЕГЕНДАРНЫХ КЛАДОВ РОССИИЛЕГЕНДАРНЫХ КЛАДОВ РОССИИ 300x169 - ТАЙНЫ ЛЕГЕНДАРНЫХ КЛАДОВ РОССИИ

В России существует немало легенд о кладах и сокровищах, тесно связанных с историческими событиями. Это действительно лишь легенды: чаще всего самих кладов так никому и не удавалось увидеть, несмотря на то что попытки их отыскать предпринимались, и  неоднократно …

 

Обоз на дне Селигера

Один из мифов гласит, что в районе озера Селигер в Тверской области спрятан целый обоз с добром, награбленным на Руси воинами Батыя.

Во времена Екатерины IIв эти края прибыла комиссия из Санкт-Петербурга. При себе эти люди имели карту и бумаги, указывающие на местонахождения клада. Там говорилось, что если капать с востока, то наткнутся на чугунную дверь, а за ней — «такое богатство, что на всю Тверскую губернию хватит на 100 лет».

Выкопали широкую яму глубиной 12 аршин. Докопались сначала до груды щебня, затем до чьих-то костей, до чугунной посуды … Наконец обнаружили огромный тесак и угол какого-то каменного сооружения. И больше ничего …

Несколько лет назад в районе Селигера организовали экспедицию поисковики из московского клуба «Раритет». Они получили сведения о том, что клад Батыя покоится на дне другого озера — Серебряного.

На середине водоема обнаружился странный бугор. Дно там толстым слоем устилал ил. Большего выяснить не удалось, так как озеро находится на территории государственного заповедника, и получить разрешение для поисковых работ очень трудно.

 

Фальшивые карты кладов 1812 года

По Москве ходят немало легенд о кладах и богатствах, спрятанных когда-то или пропавших и до сих пор не найденных.

Находятся энтузиасты, которые ищут их до сих пор, тщательно изучают исторические факты, старые карты и планы столицы в надежде отыскать утерянные сокровища …

«Пожалуй, из всех исторических событий самым «кладоносным» временем для Москвы было нашествие наполеоновского войска», — считает исследователь Вадим Бурлак.

Многие жители Первопрестольной, покидая ее, в спешке прятали свое добро. Его замуровывали в стены, устраивали «схроны» в подвалах и на чердаках. Среди спрятанных сокровищ были ценные книги, произведения искусства, ювелирные изделия, столовое серебро, иконы, церковные реликвии …

Вадим Бурлак предполагает, что в 1812 году в Москве были «схоронены» тысячи кладов. Владельцы их составляли карты, планы, схемы, по которым надеялись отыскать свои сокровища впоследствии, вернувшись в Первопрестольную. Некоторые, так и не вернувшись, оставляли эти бумаги в наследство своим потомкам, и те через много лет устремлялись в Москву на поиски запрятанных ценностей. Но лишь единицам из них удавалось это предприятие. Тем более при Николае I «закрутили гайки», и за приезжими тщательно следила полиция и тайные службы. Тогда же в Замоскворечье появилась компания мошенников, занимавшихся изготовлением фальшивых карт и описаний мест, где якобы находились клады, спрятанные в 1812 году. Места эти помечались крестиками, а на обратной стороне бумаги приводился перечень предполагаемых сокровищ … Разумеется, покупатели таких «карт» оставались с носом …

 

Кому досталась коллекция Фаберже

То и дело всплывают в слухах, легендах и в других источниках информации о сокровищах из «коллекции Фаберже».

Знаменитая фирма Фаберже, обязанная своим основанием золотых дел мастеру из Лифляндии (Эстонии), французу по происхождению Густаву-Петеру Фаберже, до революции имела магазины и ювелирные мастерские в Петербурге, Москве, Одессе и Лондоне. Преемником Густава-Петера стал его сын Карл. В марте 1918 года Карл Фаберже бежал от большевиков в Ригу, поручив своим оставшимся в России сыновьям Евгению и Александру ликвидировать фирму. Основной фонд компании Фаберже размещался в Петропавловском доме на Большой Морской. Там хранилось денег и ценностей примерно на 7,5 миллионов рублей. Когда Совнарком принял декрет о защите собственности иностранцев, Карл Густавович сдал свой дом в аренду швейцарской миссии, в качестве платы попросив только принять на хранение 6 чемоданов с вещами и саквояж с драгоценностями. Но в революционном Петрограде начались налеты, и хотя по инициативе швейцарского посла имущество Фаберже было перевезено в здание норвежского посольства, это не уберегло его. На вторую ночь посольство было ограблено. Нашлись люди, которые видели, как чемоданы Фаберже увозили на московском поезде …

Между тем один из магазинов Фаберже находился в Москве на Кузнецком Мосту. Значительная часть ценностей хранилась в бронированных подвалах. В октябре 1918 года на них был наложен арест, но только в мае следующего года было дано разрешение на вывоз коллекции. Занимались этим комиссар МЧК Земелс и сотрудники ювелирного отдела Горпродукта. Правда, все происходило по закону, была составлена опись реквизированного имущества. Согласно ей, из магазина изъяли 2 400 предметов, в их числе золотую и серебряную посуду, подсвечники, шкатулки, статуэтки, ювелирные изделия …

Кроме того, немало вещей Фаберже оставили в различных тайных местах или на хранение друзьям и знакомым в России. Евгений Карлович составил список, в котором под шифрами было указано местонахождение ценностей. Какие-то из них семье потом удалось вернуть, но многие пропали — были конфискованы большевиками, увезены за границу или просто украдены …

В 20-30-е годы часть коллекции всплыла на аукционах в Германии. Наркомат внешней торговли СССР занимался распродажей ценностей Фаберже в пользу «молодой Советской республики». Активно скупал экспонаты коллекции миллионер Арманд Хаммер. Их тогда можно было приобрести в Гохране, комиссионках и просто с рук … Потом они не раз появлялись на выставках и аукционах.

В 1989 году на аукционе «Сотби» было выставлено миниатюрное золотое креслице, украшенное красной эмалью, с подлокотниками в виде львов. Эксперт аукционного дома Валентин Скурлов и наследница знаменитых ювелиров Татьяна Федоровна Фаберже опознали вещь как экспроприированную из московского магазина Фаберже. В последующие годы на аукционах стали регулярно всплывать «свежие» предметы из «московской коллекции» — нефритовые набалдашники для тростей, серебряные папиросницы и чернильницы, статуэтки зверей … Все они уходили по цене не менее нескольких десятков тысяч долларов …

В 1995 году на аукционе «Сотби» появился папиросник из двухцветного золота с сапфировой застежкой, находящийся в саквояже, похищенном в 1918 году из норвежского посольства. Увы, узнать имена клиентов, представивших вещи на аукцион, не представляется возможным. И потом, скорее всего, они продавались через посредников …

Впрочем, «находились» вещи Фаберже и в Москве. Так, в 1990 году при сносе дома №13 на Солянке рабочие наткнулись на устроенный под одним из подоконников тайник. Внутри лежали две жестяные коробки, а в них золотые украшения с бриллиантами. На всех стояли клейма Фаберже. Клад оценили в 360 тысяч рублей. Позднее было установлено, что когда-то в этой квартире проживал Аверкиев — друг семьи Фаберже, которому была передана на хранение часть ценностей. Сам Аверкиев был арестован чекистами, но сокровища остались нетронутыми … Часть из них попала в оружейную палату, часть — в Гохран. Кстати, архивы Гохрана многое могли бы прояснить, но они пока остаются закрытыми.

 

Достояние московских нищих

Как ни странно, в России нищенство всегда было прибыльной «профессией». На Руси с древних времен подавать милостыню считалось хорошим тоном и хорошей приметой — сулило удачу. Нищие в старину объединялись в целые артели, «выручку» сдавали старшему. Какая-то часть средств даже шла на строительство храмов, особенно во имя Николы Угодника, которого нищие считали своим покровителем.

Был в 60-е годы XIX столетия такой известный московский нищий Митрофан Изотов. По преданию, он происходил из разорившихся дворян. Ему удалось собрать огромные средства, на которые он мечтал возвести собор во имя Святого Николая. Изотов обратился к своей артели и к другим нищим с призывом давать деньги на храм. Его поддержали. Деньги собирали целых 50 лет …

Накануне революции нужная сумма была собрана. Устроили сход, нашли подрядчиков, согласовали богоугодное дело с властями и Священным Синодом. Было даже определено место для возведения будущего собора — Воробьевы горы. По величию он должен был сравниться с Храмом Христа Спасителя, который был возведен в честь победы над Наполеоном и тогда еще стоял на своем  месте. Но, как и многим начинаниям, благому делу помешала революция. Вывезти деньги из страны нищие не могли, у них не было связей за границей. Поскольку вся сумма хранилась не в одном месте, а у разных артелей, деньги и драгоценности (часть суммы хранилась «в натуре») просто припрятали в тайные места, пометив каждое. Разумеется, были составлены и планы, указывающие на местонахождение этих кладов. Однако за годы советской власти облик Москвы сильно изменился, и по прежним приметам сокровища уже стало сложно найти.

«Тайна клада московских нищих» передавалась из поколения в поколение. Ведь у нищих (многие из которых после революции вынуждены были сменить свой «статус») тоже были дети, внуки …

В конце 60-х годов прошлого века в центре столицы начался массовый снос старых домов дореволюционной постройки. Нередко в домах, откуда выселяли жильцов, появлялись какие-то люди, как правило, выдававшие себя за рабочих. Но на самом деле это были искатели, получившие «наводку» на клады. Они пробивали стены, расковыривали полы и подоконники в надежде что-нибудь отыскать. Несколько раз им посчастливилось найти небольшие «схроны», но до крупных, особо ценных сокровищ никто так и не добрался. Говорят, их ищут до сих пор … а может, история о достоянии московских нищих — просто еще одна столичная байка?