Князь Ярослав Всеволодович.

«Не дал Всевидец узреть свободу Руси от погани!»

 facebook - УМИРАЯ В СТРАШНЫХ МУКАХ, ОН РЫДАЛtwitter - УМИРАЯ В СТРАШНЫХ МУКАХ, ОН РЫДАЛgoogle - УМИРАЯ В СТРАШНЫХ МУКАХ, ОН РЫДАЛpinterest - УМИРАЯ В СТРАШНЫХ МУКАХ, ОН РЫДАЛкнязь

 

А до своей смерти государь испытал жестокое унижение — от врагов и от … жены.

 

Всех пожгли, — задыхаясь, говорил гонец из Владимира. — Никого не пощадил Батый, аспид лютый!

Киевский князь Ярослав Всеволодович смотрел на нарочного остекленевшими глазами. Лицо побелело, из искусанных губ потекла кровь …

Придворные всхлипывали. На Русь обрушились татаро-монголы! И государь Юрий Всеволодович, старший брат киевского князя, погиб! А всю его семью сожгли заживо!

— Княже, — вытирая слезы, молвил гонец. — Топерича ты наш государь! Спасай Русь, княже!

 

«Не достоин ты княжеской дщери!»

В тот 1238 год Ярослав отметил 47-летие. И не ожидал, что станет государем! Ему больше нравилось сбирать книги да ублажаться с «лебедушками». Отец, Всеволод Большое Гнездо, женил Ярослава рано — в 14 лет. Рыкнул:

— Устал срам за тебя принимать! Девок портишь! Сватов засылаю!

И через неделю Ярослав целовал на брачном пиру Марию, черноволосую, с раскосыми глазами, — дочку половецкого хана Юрия Кончаковича.

Супруга пришлась не по душе. «Бо, Машка мне не люба! — кривился княжич на отца, когда тот ругал за связь с очередной «простоволосой». И слезинки не проронил, когда несчастная скончалась в 1210 году при родах. А вот умершего младенца оплакивал:

— Первенец мой благолепный! Горе мне!

Вряд ли Ярослав женился еще раз. Жилось «всекрасно»: сударушки мелькали в опочивальне, как самоцветные каменья в сокровищнице.

Да случилась нужда. Еще в 1209 году отец отправил сына править в Новгород. Однако строптивцы новгородцы хотели другого князя — Мстислава Удалого. И завязалась меж двумя претендентами длительная брань. Но в одно из примирений соперники договорились породниться. Так в 1214 году Ярослав стал мужем дочери Мстислава — красавицы Ростиславы. Эта супруга пришлась «по сердцу». Что, однако, все равно не мешало князю завести сонм «любушек»!

Через два года, во время нового витка междоусобицы, Удалой, взяв Новгород, отказался возвращать «похабнику» дочь. «Не достоин ты княжеской дщери! — писал разгневанный Мстислав зятю!

— Имел ее не яко жену, но яко рабу, и наложницы ею ругаются. И ныне Ростислава от роты своея свободна! Отдам ея другому, достойному! А тебе нет ея, бедник!

Обещаниями и дарами удалось-таки будущему государю выпросить Ростиславу обратно. Позднее тесть вернул «беднику» и Новгород.

И с женой князь стал жить «по-Божески». «Лебедушек» позволял редко. И втихую. Да только Ростислава, ставшая матерью  10 сыновей и 2 дочерей Ярослава, с каждым годом все больше распаляла себя ревнивым гневом. Скандалы разгорались дикие! Не утихли они и в Киеве, куда пара перебралась княжить в 1236 году, оставив в Новгороде сына Александра, будущего «Невского».

 

«Быти миру, пусть и властью аспидной»

… После скорбной вести Ярослав с семьей отправился в столицу. Владимир встретил развалинами, рыдающими русичами и горой трупов. В душе Ярослава будто полыхнул огонь. Он враз почувствовал себя «отцом люда русского!».

Батый продолжал кровавое шествие по стране. А новый государь принялся восстанавливать города, оделять из казны обездоленных, возрождать училища и книгохранилища и ободрять свой народ.

Почувствовав слабость Руси, с севера ринулись было литовские и ливонские полки. Однако им был дан достойный отпор! А вот Монгольской империи противостоять Великий князь не решался.

— Бо время не пришло, — объяснял. — Быти миру, пусть и властью аспидной. Русь не выдержит всечасное разорение. А мы днесь не в мощи защитить ея …

8 лет государь поднимал страну из пепла. Пришлось себя с семьей ограничить в богатстве. Главное: спасти русичей от «полного мора»! народ за то государя любил. А вот он до своей смерти испытал жестокое унижение — от врагов и от … жены!

Сначала пришлось поклониться в ноги Батыю, дабы получить ярлык (письменное официальное разрешение) на Великое княжение. А затем, в том же 1243 году, со срамом ушла в монастырь княгиня. Разродившись мертвой дочкой Ульяной, Ростислава пришла в неистовство. На весь терем кричала о муже, который «алкати блуда, аки волк — кровицы»! уговоры Ярослава: «Не беснуй! То в прошлом!» — не действовали. Жуткий скандал и решение княгини уйти в монастырь обсуждала вся Русь.

 

«Прощай! Скоро Там свидимся!»

Проводить государыню на постриг явилась толпа народа. А Ростислава, принимая монашество, крикнула супругу: «Прощай! Скоро Там свидимся!». Через год бывшая княгиня умерла…

А еще через 2 ушел на тот свет и Великий князь. В 1246 году ему пришлось ехать за ярлыком в Каракорум, к монгольскому кагану Гуюку. Грамоту Ярослав получил. Однако мать Гуюка, властная Туракине, поговорив с князем, пришла к выводу: «Ох опасен! Подымет Русь …». И «оказала честь»: накормила Ярослава приготовленными ею яствами, напичканными ядом! Государь скончался по дороге из Монголии домой. Посиневший и опухший, умирая в страшных муках, он рыдал: «Не дал Всевидец узреть свободу Руси от погани!». И не знал Ярослав Всеволодович. Что его потомкам «узреть» это удастся лишь через 234 года …